donchakov.ru > синофрения
test


"Су Хмельницкий". "Погружение в контекст". Всё происходящее происходит в сознании синофреника Су Хмельницкого (СХ), мать которого китаянка (Су Цзиньцзинь), а отец русский (украинец?) – Андрей Хмельницкий. Психика СХ расчленена на две полярности: русской от отца и китайской от матери. Этот человек (билингва) всю свою жизнь пребывает в некой прострации, в бесконечном диалоге между китайцем Су и русским Хмельницким. Нередко, пребывая в одиночестве, после очередной перепалки себя с собой, где Хмельницкий говорит по-русски, а Су – по-китайски, СХ начинает иступлено ударять себя по лицу, биться об косяк стены и вопрошать «Кто ты такой?!!».
Однажды в таком псих.состоянии СХ врывается в клуб на Ябаолу (Пекин), где после его ждут удары огнетушителем в область головы, а далее – кома в хосписе «Баланс сил», где он остается в измененном сознании и по сей день (контекст расписан подробнее ниже).
Все видео-ролики здесь – реконструкция диалектики, что имеет место в голове СХ, и которая расшифрована врачом пекинского хосписа «Баланс сил», доктором мед.наук, врачом Б.Б.

1.«Пояснительная записка» или «Отказ от ответственности».


  Наша современная китайская разработка аппарата «КТ» позволяет исследовать не только органы и ткани, но даже читать мысли, знать, о чем думает человек, но только тогда, когда он находится в состоянии комы. На момент написания этих строк, данная разработка китайской медицины еще засекречена. Собственно, поэтому Су Хмельницкого еще не отключили от аппарата ИВЛ за неуплату и бесплатно обслуживают его в «Балансе сил» вот уже несколько лет.


  Да, он проходит у нас по программе экспериментальной обкатки данной технологии. Но, если с больным Су Хмельницким дело увенчается успехом, то это будет значить, что мой манускрипт будет рассекречен и увидит свет. Поэтому здесь и далее я обращаюсь к широкому кругу читателей.

По моему глубокому убеждению, человека с измененным сознанием выводить из комы крайне опасно или попросту невозможно. Но если знать мысли больного, то можно зафиксировать момент перехода его сознания из статуса «измененное» в статус «обыденное». Именно в этот момент можно и нужно действовать.

Текст ниже является расшифровкой компьютерной томографии (КТ) потока сознания Су Хмельницкого, которую читаю я (после небольшой редакции для удобоваримости, без изменения фактического материала), врач Б.Б., и которая изначально составлена неким модератором. Собственно, можно упростить, и сказать, что этот модератор и будет говорить с вами ниже, это все его стенограммы. Поэтому дальше я перейду на повествование от первого лица.


Д-р мед. наук, врач Б.Б.


 Неокортекс: с вами говорит тот, кто критично оценивает, анализирует и сводит воедино мнения двух личностей, которые с великим трудом уживаются в теле одного человека, в теле Су Хмельницкого. В психиатрических кругах меня называют по-научному: неокортексом. 


Как читатель мог уже заметить, в имени моего хозяина есть двоякость, неопределенность и неоднозначность. Поясню: имя Су — это от фамилии матери, китаянки Су Цзиньцзинь, а фамилия Хмельницкий — это русское начало в личности СХ, то, что досталось от отца: Андрея Хмельницкого.

Говоря подробнее о корнях: в советское время, Андрей Хмельницкий был направлен в Китай работать инженером на машиностроительный завод. Отец СХ был хорошим инженером и его не хотели отпускать даже тогда, когда наступило похолодание в советское-китайских отношениях, при Хрущеве, и после, даже когда случился пограничный конфликт на острове Даманский при Брежневе. В какой-то момент, к Андрею, уже как к уважаемому главному инженеру целого цеха, приставили новую переводчицу, китаянку Су Цзиньцзинь. Неожиданно между ними случилась «химия», в результате которой и появился Су Хмельницкий.

Надо сказать, что минут «просветлений», когда мои хозяева дают своему мозгу (т.е. мне) задействовать функцию психики проводить критичный самоанализ, возвышаясь над собой («оперившись, взлетая» - 羽飞), резюмируя диалоги «себя с собой», и находя в этой «каше» хоть какое-то рациональное зерно, а затем и консенсус, - совсем немного. Например, сейчас как раз один из таких редких случаев.

Поэтому я (совесть Су Хмельницкого) веду протокол «их» переговоров очень сжато, как сводки с полей. Без подробностей, без экивоков, без купюр. У меня просто нет на это времени. Ведь их мысли, их возня и ругань прекращаются только на время сна…


 Хмельницкий: а, ты в этом уверен, нео…, как тебя там?


 Неокортекс: не отвлекай! И пусть мои записи бедны с точки зрения языка, но я стараюсь отражать все главные, ключевые (на взгляд неподкупного неокортекса) диспуты в голове Су Хмельницкого. Ведь, почему-то, мне кажется, что они могут быть интересны другим … «хомо-сапиенсам».


Су: если ты судишь по себе, то лучше сказать «хомо-ебанутикусам»!


Неокортекс: …(нецензурная брань)… по крайней мере, я добросовестно исполняю свой долг «стенографиста», а за «судейство» и дальнейшие действия Су Хмельницкого на основе моих докладов отвечает уже совсем другая функция его / моей ЦНС («качели», или «вот и раздвоились»), короче, с меня взятки гладки (disclaim)!


Итак, Су Хмельницкий своим рождением, в некотором смысле, доказал возможность любви между Россией и Китаем, как таковую. Ибо сам он – плод страстной любви между русским (украинцем? какая разница!) и китаянкой.

Суня (так называли его в детстве) вследствие этих особенностей своего происхождения выделяется необычной внешностью. Так, у него черные волосы, лицо смуглое, как у обычного китайца, но глаза его выдают: они не темные, как у азиата, а голубые, как у среднестатистического славянина. Рост его для китайца тоже довольно большой: 1,8 метра. Вы скажите, что все это в одном человеке должно смотреться весьма несуразно и чудаковато, должно отталкивать, пугать окружающих? А, вот и нет! В современном перемешенном мире, Су смотрится вполне лаконично, подтверждая всеобщую тенденцию к глобализации, смешению и видоизменению, если не сказать - к мутации.

Хмельницкого вполне воспринимают и не относятся к нему, как к чудовищу, к чему-то из ряда вон выходящему. Единственно, окружающие не могут однозначно идентифицировать СХ ни как китайца, ни как русского.

И, действительно, родители, еще до совершеннолетия Су, но уже после распада СССР, жили на две страны и в семье говорили то на русском, то на китайском языках. Так, он унаследовал что-то и от русской, и от китайской культур.

Когда СХ думает или даже говорит, то часто мешает два языка между собой. Кто-то называет его «билингва». Но, это не совсем так. Ведь он не «двуязычен»: у него русский язык с китайским слились в каком-то танго (речь его буйная, порывистая), породив нечто новое, какую-то языковую помесь, в общем, «грязную речь». То есть, он часто использует в русской своей речи фразеологизмы из китайского, причем, из-за быстрого темпа, вставляет их под копирку, методом прямого перевода, не успевая находить адекватные эквиваленты в русском. В переводческих кругах такой эффект, такой переводческий прокол, называют «гипнозом языка», когда человек, переводя, например с английского, говорит, «я выбежал из времени» (I have ran out of time), вместо того, чтобы сказать «у меня кончилось время», и т.д. Поэтому, понять его до конца и точно может только тот, кто знает оба языка или обладает хорошей интуицией (или и то и другое вместе).

Бывало, раньше, когда в Китае еще не было так много иностранцев, не было интернета и т.д., то китайцы, впервые увидев своего «собрата», но с голубыми глазами и ростом почти баскетболиста, резко напрягались, ожидая подвоха, провокации, чего угодно. А когда «это чудо» с ними вдруг еще начинало говорить по-китайски, то они чуть ли не падали в обморок, тупо хлопали глазами, не разумея, что Су имел им сказать: не понимаем мы, мол, «птичьего языка»!

Сам Су Хмельницкий уже давно подозревал, что из-за смешенной крови, ему от папы с мамой досталась и ДНК какая-то не такая, с «ошибкой» в коде, что ли. У него паранойя: он уверен, что он болен и болезнь его - «sinophrenia», что он – «синофреник». Это придуманное им самим слово по звучанию похоже на психиатрический термин, указывающий на расчлененную и воюющую внутри себя психику. И действительно, часто бывает, что его «русская душа» то ноет, то болит, а бывает - воспаряет в эйфории прямо к Небу, а потом – камнем вниз об скалы реальности…


  Наверное, это и есть его проблема.


  И проблема эта - внутреннего характера.


  Оттого-то Су почти всю свою жизнь пребывает в небольшом конфликте или, лучше сказать, «дискуссии» сам с собой, а если уж совсем на чистоту: в его бедной голове - хаос и бардак! В общем, он, что называется, «без царя в голове».


Но, вот ведь незадача: из этого хаоса, нет-нет, да и выходят на свет Божий какие-то такие неожиданные мысли, гипотезы, предположения, которые, обретая в его устах словесную форму, пусть на пару мгновений, но вводят-таки в ступор, «интеллектуальный коллапс» даже очень умных и образованных людей, коим самого СХ едва ли можно назвать. Пообщавшись с Хмельницким, некоторые люди начинают смотреть на обсуждаемый вопрос, а, часто, - и на саму эту жизнь, и на себя в рамках этой реальности, как-то по-новому, как-то по-другому…

Со стороны же СХ выглядит надменным снобом, и другие люди сначала обычно видят в Су либо законченного нарцисса, задравшего нос гордеца, либо же больного на голову, который говорит сам с собой, а, бывает, несет нечто вообще ни к селу, ни к городу. И как бы СХ этого не скрывал, всем отчетливо видно, что он все время во всем сомневается: и в самом себе, и в самом этом мире. Людям вокруг кажется, что он, не переставая, ведет диалог с кем-то невидимым. Иногда, его застают, говорящим самому себе сначала что-то по-китайски, а потом – отвечающим себе же самому, но уже по-русски…


Голос №1: мороз и виски; день чудесный!..


Голос №2: кто здесь?..


  Неокортекс: да-да, виски. Предпочитаемый алкоголь Хмельницким, который все время «во хмелю» («вечно молодой и вечно пьяный»). Он, как будто на автопилоте, но и у него бывают просветления: иногда он вдруг сделается сосредоточенным, как-то соберется внутренне (видно, что пришел-таки к какому-то логическому выводу, решился на что-то). В такие секунды, он, как Раскольников на городской дороге после убийства процентщицы, падает на колени, кается перед всем честным народом, и категорически заявляет: «всё! начинаю новую жизнь, по другим правилам! не пью и не курю, делаю зарядку!». 


Это нормально, - скажите вы, — это случается периодически в жизни многих людей. Так-то оно так, вот только Су Хмельницкий может «начинать жить с белого листа» в неделю по нескольку раз; да, что там, «в неделю» - каждый день у него так! Ведь нет у него мира внутри, нет ясности в мыслях, какой-то последовательности, логики. И поэтому, приняв решение, после вихря сомнений, он изменяет себе, и вынужден срывать планы других людей, ведь он идет на попятную, а потом … может вновь вернуться к старому решению, и так по кругу, и без конца!..


  Су: изменить себе? Это как, у вас, у русских? Вместо «(под)ручных средств», делать это с особью противоположного пола? Непонятно говорите, вы русские, непонятно!.. от того-то и каша у вас в головах, братья мои, меньшие… от того-то и экономика у вас такая-сякая и проч., и проч.…


Хмельницкий: (молчание, куда-то слился…)


Неокортекс: так, эти столкновения внутри одного человека, между китайцем Су и русским Хмельницким, напоминают уже много десятилетий тлеющий арабо-израильский конфликт и вовсе не Великую Отечественную Войну, когда битва шла не на жизнь, а на смерть. Ведь в случае с Хмельницким противоречия разрешаются в ходе налаженного диалога, стороны хоть и спорят, но не доводят локальные стычки до крупномасштабного противостояния, идут на компромисс, или же, делают вид, что компромисс возможен.

Время идет, ссоры забываются, конфликты сами собой исчерпываются и сходят на «нет». В общем и целом, два этих начала в одном человеке вполне себе уживаются и даже «добрососедствуют», выгодно дополняя друг друга. Но сказать, чтобы это давало моему хозяину какую-то уж очень большую фору в плане карьеры на фоне просто китайцев, знающих русский язык и смыслящих в русской культуре, или, наоборот, русских, говорящих по-китайски, - нельзя. Ведь его работодатели видели в нем эту раздвоенность, неопределенность и, соответственно, относились к Су Хмельницкому с долей скепсиса и недоверия.

Однажды, смотря фильм «Ночной дозор» Тимура Бекмамбетова, Су Хмельницкий поймал себя на мысли о том, что 
фрагмент,   где персонажу в одно ухо нашептывает что-то одна сила, а в другое – другая, очень похож на ситуацию с ним самим. Здесь, конечно, нельзя сказать, что одна из сторон в этом русско-китайском диспуте – «зло», а другая – «добро». Нет. Но этот «тяни-толкай» раздирает его на части, ведь он не может принять полностью позиции ни одной из сторон, так как обе эти позиции для него – не чужие. Эта неопределенность изматывает его и часто не оставляет никаких сил на что-либо другое. И Су Хмельницкий до сих пор так и не смог окончательно ответить себе на простой вопрос: китайская или русская сторона ему ближе и важнее?

Просматривая эти кадры из обозначенного фрагмента, СХ понимает задумку режиссера так, что со временем киношный клон Су Хмельницкого явственно обретает мудрость и гармонию в таком соседстве. И это ободряет СХ, дает ему надежду на хороший исход его драмы, что, может быть, и с ним «не все потеряно» и он не совсем «конченный».

Ведь по логике этих кадров, эти два соседа по разные стороны баррикад в итоге притерлись и научились слышать друг друга, идти навстречу, когда ни одна из сторон не доминирует, но обе делают одно дело: на базе «взаимовыгодного партнерства» вместе идут «через тернии к звездам». Это можно заключить из того, что, став стариком, лицо персонажа как бы умиротворяется. Видно, что, в конце концов, человек этот смиряется со своей двойственной природой, прозревает, а может быть и просветляется («оперившись, взлетая» - 羽飞). О том же самом, подспудно, не осознавая того сам, мечтает и Су Хмельницкий: кабы русский и китаец в его сердце, в его голове договорились раз и навсегда, пришли бы к полному взаимопониманию, любви и уважению.

Но мы - люди, и сможем ли мы увидеть друг в друге человека, когда нужно будет сделать выбор «мы или они»?

Вот вопрос, интересующий Су Хмельницкого!

Ведь компромиссы возможны до поры до времени, но неотвратимо и в каждой ситуации наступает та минута, когда либо ты жертвуешь собой, либо жертвуешь кем-то ради своей жизни или просто ради своего комфорта.

Чью сторону займет Су Хмельницкий: Китая или России, русских или китайцев, когда «вилы» и компромисс невозможен?

Эта диалектика, а на самом деле - патология эндогенного (внутреннего) характера под названием «СИнофРеНИя», приобрела крайне выраженные свойства бреда навязчивых состояний маниакально-депрессивного характера, когда Су захотел уехать из Китая жить в Россию.

Зачем?

Тем самым он надеялся на «духовной» родине найти душевное равновесие, и жить наконец в ладах с самим собой, чтобы сделать что-то конструктивное, даже, может быть, завести семью. Но в один летний вечер перед рейсом все пошло не так...


2. «Вошел, но не смог выйти» или «Полный бред»


Неокортекс: в Китае, чтобы жить поближе к месту работы, СХ снимал квартирку недалеко от торговой зоны в Пекине, когда-то ориентированной исключительно на русскоговорящих – «Ябаолу».

Как-то летним вечером СХ сидел на балконе своей квартирки с открытым окном, и вчитывался в любимого Достоевского, на китайском языке, который так хорошо писал о милосердии, покаянии и красоте, которая должна спасти мир.

Но шум из соседнего клуба с верандой – одного из тех, которые здесь еще не успели снести, не давал Су настроить свою душу на волну Достоевского, и он тщетно пытался сосредоточиться. Дойдя до точки кипения, настал момент, когда он уже не смог сдерживаться, и вспылил. Накинул на себя что-то, шарахнул входной дверью за собой, да так, что даже сам испугался своей решительности, когда увидел посыпавшуюся известку с потолка.

На первых парах, довольно быстро и уверенно зашагал к тому клубу с верандой, буквально через дорогу. В тот момент он еще не думал и не гадал, что там будет делать. Ноги сами несли его на веранду, откуда басами било ему по голове.


Су: или же громкость музыки не была столь высокой тогда или даже, ее вообще не было слышно – открытый воздух и улица все поглощали - било басами не по голове, а долбило в голове? Это разные вещи!


 Неокортекс: это уже не важно. В тот момент СХ лишь отмахнулся от этой мысли и старался не растерять своего негодования по дороге, не лишиться воинственного настроя. Так шаги его стали быстрыми, движения резкими, как у японского ниндзя.


3. Протокол Полиции КНР №__, г. Пекин, р. Ч., от _06/20_г.


 ПАСПОРТНАЯ ЧАСТЬ


Ф.И.О.: Хмельницкий Су (далее - «СХ»)

Возраст: около 40

Пол: мужской

Гражданство: неизвестно

Профессия, место работы, должность: неизвестно


22 июня 20… года в дежурную часть отдела Полиции по району Ч. г. Пекина поступил звонок гражданина Е. К. по факту драки в ночном клубе «БуСянХуа» (“不像话”, т.е. «Полный бред»). Группа № Х со следователем ИМЯРЕК прибыла по указанному адресу. На полу, около барной стойки, был обнаружен человек азиатско-европейской внешности, с открытой черепно-мозговой травмой, в луже крови, без сознания.

Е. К. сообщил, что пострадавший на полу - его товарищ Су Хмельницкий («СХ»), которого он пытался отбить от группы лиц, его избивавших. Е.К. также сообщил, что необычной внешностью СХ обязан своему происхождению: его отец – русский, а мать – китаянка. По сообщению Е.К., СХ позволил себе оскорбительные слова и выражения в адрес других посетителей клуба «Полный бред», которых он начал оскорблять из-за того, что они шумели и не давали ему спокойно читать книгу.

Как подтвердили понятые, китайская компания, состояла из нескольких человек, и что-то праздновала (кругом были воздушные шарики), и, очевидно, находилась в состоянии алкогольного или какого-то другого опьянения.

Мало того, что СХ нагрубил той группе лиц, на него «что-то нашло, похожее на истерику». Гражданин СХ повел себя неадекватно: подошел к компании вплотную, и начал перед ними танцевать «вприсядку» (как пояснил Е. К. – такой русский народный танец). Потом стал хватать с пола воздушные шарики, и, выкрикивая что-то по-русски, яро бросал эти шарики в сторону празднующей компании, рассчитывая, видимо, нанести вред здоровью людям, ее составляющим. Шарики, однако, не долетали до китайских адресатов. Тем не менее, драка все равно началась. Точнее, то была даже не драка, а избиение Су Хмельницкого, в заключительной фазе которого, Су Хмельницкому были нанесены удары огнетушителем в область головы. Но перед этим, СХ умудрился еще добежать до пульта ди-джея, что был не на веранде, а внутри помещения, на цокольном этаже. Добравшись до пульта, Су включил микрофон и заорал по-китайски, нецензурно, что было мочи: «Пожар...! Горим на...!!!», чем вызвал панику в клубе «Полный бред», о чем также есть свидетельские показания очевидцев.


Запрошены записи с видеокамер; ведутся поиски других участников драки.


 По наблюдениям Е.К., в последнее время СХ вел себя все более и более странно, а откровенно говоря, просто неадекватно; Е.К. объяснил это «истощением психических ресурсов СХ», что было продиктовано усилившимся в последнее время «внутриличностным конфликтом» Су Хмельницкого.


  Записано со слов друга СХ - Е.К.:

«Однажды, мой товарищ СХ смотрел какой-то фильм, и после просмотра сказал мне, что в одном фрагменте там очень хорошо показан его собственный внутренний конфликт (после, психиатры на консилиуме по делу «СХ-38» сочтут данные слова, как подтверждающие их гипотезу о том, что вероятный приступ психоза был вызван «психотравмирующим фактором эндогенного характера», т.к. по результатам анализов было ясно, что СХ в тот вечер был абсолютно трезв).

Для меня и других совершенно очевидным было то, что эта непрекращающаяся диалектика между Су и Хмельницким изматывала моего товарища. Часто я видел его в каком-то изнеможенном состоянии, до смерти уставшим («астения», - врач Б.Б.). Думаю, этот внутренний конфликт и был тому причиной. Эта внутренняя война не оставляла СХ никаких сил на нормальную жизнь. Он всегда головой был где-то далеко, поэтому и учился плохо, из друзей у него только я, и то только потому, что дружим с детства.

Су все время был то ли, как во хмелю, то ли, как в бреду. В общем, каким-то «оглушенным». Он всегда во всем, во всех и даже в самом себе сомневался. Часто он переспрашивал одно и то же по сто раз, и не потому, что забывал из-за рассеянности, как могло показаться на первый взгляд, а просто потому, что ждал подтверждения, что «да, это действительно так, именно так, и я ничего не перепутал, и мне это не приснилось, и не почудилось, и не показалось…». Или, выйдя из дома и пройдя полдороги, он вдруг останавливался, пребывал в нерешительности минуту-две, потом поворачивал снова к дому, т.к. возможно, решил, что не выключил утюг, плиту или еще что-то, - но по возвращении домой это все оказывалось ложной тревогой! Потом опять выходил из дома, но пройдя немного, мог снова вернуться, чтобы что-то «проверить» – и так по нескольку раз, пока не приказывал себе волевым решением идти туда, куда шел, во что бы то ни стало. Как он мне пояснял, это было связано не с тем, что у него плохая память, а с тем, что его собственные мысли поглощали его настолько, что он терял связь с внешним миром, потом, вроде как, очнувшись на секунду, ловил измену, что, мол «газ не выключил» и т.д. А однажды, я стал свидетелем того, как СХ, думая, что он в одиночестве, видимо, после очередной «ссоры себя с собой», исступленно стал бить себя по лицу, в грудь,… а после, - смотрел в зеркало и вопрошал: «кто ты такой?!»


  В связи с подозрением на психическое расстройство, СХ был доставлен не в обычный госпиталь, а сразу в психиатрическую клиническую больницу города Пекина (ПКБ №Х), в нейрохирургический бокс, а позже - в хоспис «Баланс Сил» при ПКБ №Х, где он и остается в состоянии комы до сегодняшнего дня.


  Следователь ХХ


   (ПЕЧАТЬ: Отдел Полиции №Х, по району Ч., г. Пекина, КНР) 


4. История болезни «СХ-38»


 Клинический анамнез

Соматический статус: открытая ЧМТ, острая СДГ, ИБС, стенокардия 2 ф.к., ГБ 2 ст., язвенная болезнь желудка и 12 п.к. ЭЭГ: выраженные диффузные изменения БЭА.

Лечащий врач Б.Б.: учитывая явный тяжелый шок и терминальное состояние больного, трепанация черепа для удаления гематомы сразу произведена не была. При дальнейшей диагностике обнаружено, что больной имеет болезни сердца, и, в связи с этим, было принято решение не удалять имеющуюся субдуральную гематому (СДГ). На данный момент больной Су Хмельницкий остается в палате интенсивной терапии на аппарате искусственной вентиляции легких (ИВЛ), в состоянии «измененного сознания», в коме.


 Диагноз предварительный

Синофрения (SH-38) - русская душа от папы не дает покоя китайским мозгам от мамы.


  Лечение

Медикаментозная терапия по схеме NV185/4 при SH-38, и, в обязательном порядке, - терапевтическое прослушивание китайского радио, 24/7, 70 дБ.


  Основания

Дисбаланс между китайской и русской личностями в сознании больного, причем русская часть, очевидно, превалирует. Нужно усилить китайский полюс, чтобы уровнять полярный разлад в сознании больного.


На консилиуме врачей некто заявил: «в измененном состоянии мозг СХ если вообще и будет способен воспринимать информацию на слух, то будет лишь выхватывать отдельные китайские слова, может быть, словосочетания. Ведь под веществами, вводимыми пациенту, СХ, слыша китайскую речь, будет настолько погружаться в каждое из услышанных СЛОВ, что будет напрочь терять нить того, о чем говорится в целом.

Или, даже не столько погружаться в «СЛОВО», а отталкиваться от «СЛОВА» в направлении своих собственных ассоциаций, как предмет отталкивается от другого предмета в невесомости, и летит в хаосе космической тьмы без определенного направления и цели. Так, блуждая в своих собственных ассоциациях, и не встречая никакой критики, выявляемой в ходе самоанализа, СХ ничему китайскому так и не научится. Эта схема не сработает! Разлад личности не сгладится».

На что я, врач Б.Б. парировал: «но тут-то и должны проявиться Су и Хмельницкий, именно они и будут критиками того, что творится в голове СХ (ведь там есть мысли от Су, есть от Хмельницкого, есть и другие голоса, а сам СХ, на данный момент, – это лишь сосуд, который все это вмещает). И наша задача, как врачей, найти в этом многоголосии и хаосе собственный голос Су Хмельницкого, как целостной личности. Су будет вещать со своей колокольни, Хмельницкий – со своей, эти два полюса будут прессовать и направлять мысль СХ «царским путём», т.е. «срединным» путем, ведь истина где-то посередине, там, где «баланс сил»! И она, эта мысль, будет становиться его собственной, осмысленной (ведь не может же этот несчастный быть просто ёмкостью, в которой говорят все кто угодно, только не он сам!).

Так вот, пусть, в коме он и не будет улавливать весь смысл вещаемого по радиоволне, но какие-то китайские «ключевые слова и выражения» будут оседать в его расщепленном сознании, прорастать там и давать ростки китайских ассоциаций, которые заглушат чересчур буйный цвет его русской ментальности.

По моему глубокому убеждению, человека с измененным сознанием выводить из комы крайне опасно или попросту невозможно. Наша современная китайская разработка аппарата «КТ» позволяет наблюдать за тем, о чем думает человек, находящийся в состоянии комы. И так, зная мысли больного, можно зафиксировать момент перехода его сознания из статуса «измененного» в статус «обыденного». Именно в этот момент можно и нужно действовать.

Хоспис «Баланс Сил» при ПКБ №Х

(печать: «Врач Б.Б.»)


FB:   @sinophrenia



Яндекс.Метрика